ru en

Рейтинги

Singles Doubles
Текущий
Наивысший

Форум

Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
RSS
«Я на сто процентов уверена в своих силах»
«Я на сто процентов уверена в своих силах»
Ольга Ермолинa
ТЕГИ: Ирина Хромачева, Интервью, теннис
Опасения, что Россия оскудела теннисными талантами, в нынешнем сезоне яростно опровергает Ирина Хромачева. 16-летняя москвичка впервые в карьере вышла в финал юниорского «Уимблдона» и полуфинал «Ролан Гаррос», а также победила в парном разряде на турнире «Большого шлема». Сейчас Хромачеву считают самой перспективной юниоркой и в будущем прочат ей лавры Марии Шараповой. Свосходящей звездой побеседовал корреспондент «МН».

— Результаты, показанные вами на турнирах серии «Большого шлема», дорогого стоят. Как вы сами оцениваете нынешний сезон?

— Сезон, и правда, получился хорошим. Начиная с весны, после соревнований в Бразилии, я играла довольно успешно и показывала стабильные результаты. Выиграла несколько турниров ITF, неплохо выступила на «Ролан Гаррос» и «Уимблдоне», победила на двух женских «десятитысячниках». Но главный итог моих выступлений— стабильность результатов. Надеюсь, что поднялась на тот уровень, который позволит мне двигаться дальше.

— Вас считают хорошим парным игроком. Возможно, это объясняется особенностями характера?

— Отчасти да, потому что в жизни я открытый и компанейский человек, легко схожусь с людьми. Но дело не только в этом. Когда я начинала играть в теннис, то у нас в «Спартаке», на Ширяевке, подобралась очень сильная группа мальчиков и девочек. Мы часто играли вместе и, видимо, там заложили основу для успеха. Ведь парные и одиночные выступления— абсолютно разные вещи. Парный игрок должен обладать определенным набором профессиональных и чисто человеческих черт. Не только понимать, как играть в дуэте, но и не обижаться на партнера, не обвинять другого в неудачах, уметь сглаживать острые углы, избегать конфликтных ситуаций. Я по натуре отходчивый человек. И еще очень ответственный. Если согласилась с кем-то играть, то выложусь на сто процентов. При этом мне нужно не так много времени, чтобы сыграться с партнером. Некоторые теннисисты говорят, что их пары наигрывались годами и это является залогом успеха. Я же довольно легко схожусь с игроками, потому что к этому приучена с детства, когда с разными партнерами добивалась побед.

— Три года назад вы переехали тренироваться в Бельгию. Академия Жюстин Энин называется «Шестое чувство». Ввашем понимании, что это такое?

— Это, наверное, то качество, которое было присуще исключительно Жюстин, и чего недостает другим спортсменкам. Вмоем понимании— это особая теннисная интуиция, особое прочтение игры. Свое название академия получила после того, как представители ITF вручили Жюстин приз «Шестое чувство». Мне бы очень хотелось, чтобы это качество— тонкое понимание тенниса передалось и нам, ее ученикам.

— Как часто вы видите Жюстин на тренировках? Или ее роль сводится к представительским функциям?

— На тот момент, когда начались мои занятия в академии, Жюстин была действующим игроком. Потом получила травму, лечилась, снова вернулась на корт, поиграла, и после прошлогодней травмы на «Уимблдоне» потратила много сил и времени на восстановление. Понятно, что когда Энин находилась дома, то часто приходила в академию. Проводила с нами тренировки. Она или ее тренер Карлос Родригес. Кроме того, у меня же есть и личный тренер— Оливье Женом, который всегда находится рядом. Втроем— Жюстин, Карлос и Оливье— разработали стратегию моей подготовки, и мы четко следуем этому плану.

— Эта стратегия вырабатывается, исходя из личных качеств игрока?

— Безусловно, потому что теннис— индивидуальный вид спорта. Да и люди все разные. Кто-то физически сильный, другой хорошо видит площадку, третьему необходимо что-то еще. Например, поскольку я невысокая, то в последнее время вместе с тренером много внимания уделяем физической подготовке. Читаю игру я совсем неплохо, а вот «физику» надо подтянуть.

— Кто инициировал ваш переход в академию Энин?

— В 2008 году я удачно выступила на серии турниров для девочек до 14 лет, и так совпало, что именно в этот год Жюстин и ее тренер начали создавать свою академию. Их идея состояла в том, чтобы набрать начинающих игроков в возрасте 12-13 лет и помочь им раскрыть свои таланты. Мой агент Алексей Николаев был знаком с Карлосом и посоветовал обратить внимание на меня. Затем мы всей семьей отправились на три дня в Бельгию на смотрины. Нас встретили очень радушно. Потом я вышла на корт, на другой стороне которого стоял мой будущий тренер Оливье. А рядом на другой площадке играли Жюстин и Карлос. То, что я показала, всем понравилось— и меня пригласили в академию.

— Поделитесь впечатлениями о той поездке?

— Это был наш первый визит в зарубежную теннисную академию. Родители волновались больше меня. Ая почему-то на сто процентов была уверена в своих силах. Когда пришли в клуб, то слов не нашлось. Корты, специально сделанные под Жюстин,— грунтовые, хард. Кнам очень доброжелательно отнеслись. Обстановка в академии показалась домашней. Жюстин после той моей тренировки, подошла, сказала, что ей нравится моя игра. Оставалось только обсудить некоторые вопросы.

— Что беспокоило больше всего?

— Переезд в другую страну. Я ведь никогда надолго не уезжала. Было сложно родителям, потому что одному из них надо было жить со мной, другому остаться в Москве. Для любой семьи разлучаться надолго совсем непросто. Решили, что опекать меня будет папа, потому что мужчине во всех отношениях проще сопровождать меня на турнирах. Ау нашей мамы свое собственное дело, и она не может надолго отлучаться из Москвы.

— Помогает ли финансами Федерация тенниса России?

— Как я понимаю, у федерации нет средств, чтобы мне помогать. Все расходы, связанные с обучением в академии, легли на плечи нашей семьи.

— Ваши родители дают советы относительно тенниса?

— Нет, папа старается ограничиться ролью папы, а мама— ролью мамы, и я считаю, что это очень правильно. Мой тренер Оливье— настоящий профессионал, тренер, который знает очень много. Он закончил в Бельгии университет, отделение физического воспитания. Наша семья и семья Оливье, по сути, уже стали родственниками. Они приезжают в Москву, мы постоянно общаемся. Я думаю, что это правильно, потому что все, кто находится вокруг игрока, должны действовать как единая команда.

— На корте вы— настоящий боец. А в жизни?

— О себе трудно говорить. Какая я? Общительная. Целеустремленная, потому что у меня есть мечты и планы, которые я хочу реализовать в спорте. Правдивая. Но правду-матку резать в глаза не стану. Стараюсь быть дипломатичной.

— Если бы не травма ноги, полученная в детстве, то, возможно, вы стали бы фигуристкой, а не теннисисткой?

— То, что я стала бы спортсменкой,— однозначно. Но вряд ли фигуристкой, хотя каталась я с удовольствием. Для фигурного катания ведь нужна хорошая гимнастическая растяжка, у меня этого не было. Так что фигурное катание— это не мое. И я решила не тратить время на то, к чему нет таланта. И,кажется, не ошиблась. Хотя успокаиваться пока еще очень рано.